Алые паруса

Есть ли жизнь после детства?

Она плавает в формалине

Несовершенство линий

Движется постепенно

У меня её лицо её имя

Свитер такой же синий

Никто не заметил подмены…

Мы живем в эпоху «растительного бума».

Нет, это я не о том, что сегодня даже в самой дорогой колбасе есть соя и не о тотальном озеленении мегаполисов. Это о нас, людях и нашем стремлении стать…

А вот хороший вопрос — кем?

Время повального поклонения техническим новшествам безвозвратно ушло в светлую дымку прошлого. Теперь нас уже не удивишь супермегаплоским мобильным телефоном или сверхбыстрым процессором. Единственный вопрос, всплывающий в голове при виде технической новинки — «а сколько это стоит?» и «а можно ли будет взять в рассрочку и под какой процент?». И если завтра в небе над городом появится автомобиль на антигравах то удивляться мы будем минут, так, сорок и то для проформы.

ПрогрессНу, тут, казалось бы, стоило бы погордиться перед зеркалом, какие мы, все-таки, стали практичные и непробиваемые. А то — вокруг все такое футуристичное и миниатюрное, а нам пофиг. Абы только это внезапно наступившее будущее под себя приспособить и, желательно, так, чтобы купить его подешевле, но чтоб сосед думал, что ну о-о-о-очень дорого и скрежетал зубами в пучине черной зависти.

И ведь не задумываемся, «цари природы», что для того, дабы перебороть страх перед Непонятным хотя бы на эту самую чуточку, необходимую для того, чтобы мы не валились в обморок при виде самолета нам понадобились века. Если бы вы показали своему пра-пра-деду, скажем, ноутбук, то его, вполне вероятно, тут же хватил бы кондратий, а проделай вы такую штуку с каким-нибудь добрым буржуа в веке ХV, боюсь, ваша судьба была бы довольно печальной.

Мы отвоевали у своих первобытных страхов крошечный кусочек мира и теперь, типа, короли. Но где-то там, в подсознании, будь оно неладно, ржавым гвоздем сидит понимание того, что, в принципе, от обезьяны мы все еще отличаемся только тем что выбриты, одеты в галстук и носки, да еще таскаем в кармане яблокофон с процессором за который отцы-основатели отечественной кибернетики отдали бы все пальцы на руках и который мы используем чтобы слушаем всякую лажу и спамить «Вконтакте». Все это до кучи называется «прогресс» и именно он же и приводит лучших из нас в состояние животного возмущения пополам с комплексом неполноценности (перемешать но не взбалтывать).

А как же! Ведь на фоне сумасшедших темпов технического развития рожа в зеркале не меняется ни на йоту, точнее, меняется все в ту же сторону что и раньше. По этому поводу любил позлорадствовать наш декан, когда ему задавали вопрос насчет конечных перспектив карьерного роста. «Ну, будете парится в аспирантуре, где на вас мы будем сгружать скучную бумажную работу.. Потом? А потом самые ленивые из вас — те, кому влом будет крутить гайки, потянут кандидатскую. Ну, понятно, самые-самые ленивые станут докторами. А потом мы все займем один и тот же пост во-о-он там…» — далее следовал жест рукой в сторону маячившего на холме горкладбища.

БегЭто был толстый намек. Мы чесали репы и задумывались о бренности всея, попутно прикидывая, хватит ли общака на пять гранат «Белого Мицного», сиречь, «биомицина». Жизнь шла своим чередом.

Мы не устраиваем самих себя. Причем чем дальше тем больше. Мы делаем тюнинг фейса, липосакцию задницы, закачиваем силикон куда только можно, жрем стероиды, ходим в тренажерные залы не за здоровьем а за «кубиками» на прессе, платим по 50$ за стрижку в модном салоне и исступленно закрашиваем седину ядреной химией, прожигающей резиновые краги, но зато содержащей про-витамины и натуральные биодобавки. Все это стоит дорого но популярности не теряет а даже наоборот.

Но помимо физической коррекции фасадов наших организмов существует и другой, крайне богатый, насыщенный и гораздо более широкий рынок, где по бросовым ценам продают «духовное развитие», «самосовершенствование» и рафинированный катарсис для «чайников». И вот это уже попахивает массовым психозом и красным фургончиком с которого Мистер Калиостро продает крашеную газировку в ретортах с надписью «Увеличитель Мозга».

Почему?

Во-первых времена изменились. Это раньше уставший от мирской суеты чиновник мог свалить куда-нибудь в горы и годами беспробудно сидеть в дзене, скалывая с сознания пласты мусора и надеясь на то, что став лучше он сможет сделать капельку лучше и этот мир. Сейчас духовное развитие имеет тот же статус, что и малиновые штаны на планете Плюк — идеологический фетиш перед обладателем которого «ботва» рефлекторно делает двойное «ку» прилежно при этом приседая. Не верите? Не торопитесь.

Откуда взялось повальное увлечение фитнесом и пластической хирургией? Про это тут уже говорилось, но пройдемся, так сказать, по самой кромке.

БодибилдингОчень неверно думать, будто «физический тюнинг» имеет в своей основе заботу о своем здоровье. Как показывает практика девять из десяти никогда не почешутся, чтобы предупредить заболевание, предпочитая тяжелой штанге и невкусным витаминам легкое светлое пиво и хорошо прожаренный бифштекс. «Боржоми» мы начинаем пить только тогда, когда наша печень уже отвалилась; так уж устроена наша психика, что болезни и смерть это всегда что-то такое, что случается с кем угодно только не с нами. Когда же это, все-таки, происходит, мы впадаем в панику, ступор и отчаяние, проклиная всех, начиная от Неба и заканчивая компанией «Филип Моррис». До этих пор — ни-ни! Как пел Макаревич: «Потом вам станет худо, но это уж потом».

Во-вторых все устроено гораздо проще. Когда в начале девяностых нам показали Рембо и Ван-Дама с их десятым размером бицепсов и трицепсов, то параллельно очень прямо намекнули что именно вот таким мужикам дают все без исключения: знойные брюнетки, томные блондинки и рыжие-бестыжие. Остальным — не дают. И точка. Ну а девушкам и до того было понятно, что конкурентоспособность — это стройность, длинноногость и великоразмерность. Кто не смог — нервно курит в сторонке и ждет домой с работы мужа-алкоголика стирая стоячие носки. Именно тогда мы впервые почувствовали под языком горечь высокотоксичного новоангийского слова «лузер» и стали потихоньку приучатся шарахаться от него как от бубонной чумы.

Но такие штуки как чрезмерное изматывание себя тренажерами и салонами красоты имеют два существенных недостатка: во-первых они стоят довольно дорого для среднестатистического обывателя а во-вторых, как ни крути, требуют активных действий. То есть это надо поднимать с кресла филейные части, куда-то там идти, что-то там таскать и за все это еще и платить.

Большинство людей ленивы, пассивны и всегда движутся в сторону кладбища путем наименьшего сопротивления. Это факт, от которого никуда не деться. Так уж мы, к добру или к худу, пока что устроены и в ближайшие лет, эдак, тысячу это вряд ли кардинально измениться.

Дежурный ангелИ вот тут-то на сцене и появляется бизнес, имя которому — «Духовное Возрождение», целевая аудитория которого — все, кто не попал в измотанные постоянной «прокачкой» десять процентов активистов мира сего. Все эти потерянные, одинокие, пассивные, забитые в школах, институтах, на работе, сексуально фрустрированные женщины, лишенные мужского внимания, маленькие Цезари, в которых на уроках плевали жеваной бумагой из шариковых ручек, ленивые Обломовы, спасающие мир лежа на диванах, графоманы и непризнанные поэты-культурологи, популярные в кругу двух друзей и одного попугая, несостоявшиеся Че Гевары, опаленные дыханием свободы и осевшие в офисных окопах у амбразур мониторов — вся эта разношерстная публика, доведенная до отчаяния фактом своей ненужности и пониманием (пусть и невысказанным, скрытым даже от самих себя) того, что убейся ты от отчаяния об стену — и ничего, нормально, никто и не заметит.

Кто и как продает им «духовность» вы отлично знаете и сами. Все мы не раз сталкивались с этими конторщиками Разумного-Доброго-Вечного, пытающимися слить спасение на небесах, аусвайсы в Нирвану, «коррекцию судеб» — и своих и чужих — через отделку фасадов кармы, саморазвитие путем осознания себя, соседа и двух любовниц, тренинги «Нарасти мозг за две недели» и лицензию Познавшего Все. Перечислять не имеет смысла; я уверен, что вы сами можете растянуть этот список на несколько томов. Суть в прелестях этого бизнеса и нашем всеобъемлющем, щенячьем желании найти в нем кусочек истины для себя.

Сами же менеджеры духовной конторы, безусловно, рубают фишку как капусту. В том что они делают есть что-то от ненаучной фантастики: мановением «мышки» меняется сама реальность, разрушаются аксиомы и законы устройства мира. В первом классе нам недвусмысленно объяснили, что если Васе десять а Маше восемь, то Маша никак не может быть старше Васи, а если один профессор говорит, что коровы летают а другой утверждает, что они ходят по грешной земле, то либо прав один из них, либо они оба лохи. Но тутанхамоново «Правда всегда одна» в этом бизнесе уже не работает. Сегодня есть три тысячи способов стать самым духовным и морально продвинутым и все они — правильные и единственные.

ОслыУмные китайские дядьки на этот счет говорили так: Истина подобна горной вершине — она одна, но путей ее достижения может быть великое множество. Но сегодня все эти пути — кольцевая дорога, где миллионы «самых духовных» едут на своих трансцендентальных «Крайслерах» и теологических «Бугатти» посматривая вокруг с видом властелина мира и демонстрируя проезжающим мимо неудачникам гордо выставленный средний палец.

Раньше эти технологии активно использовались церковью и политиками. Они были просты и незамысловаты: ты с нами, значит, ты спасен и прав, а остальные — те, кто не с нами — те против нас и мы прокатим их в ад на нашем красном фургончике. Вот и все, четыре с боку, ваших нет. Но теперь…

Теперь желающих отыметь вас в темном переулке софистических дебрей появилось такое множество, что страшно выходить на улицу или в Интернет. Про телевизор можно вообще умолчать — все, что там показывают нужно подробно анализировать с психиатром.

Что имеем в итоге?

Психический процесс, непрерывно протекающий в мозгу «самых духовных», несмотря на гневные возражения последних, довольно прост. Реципиент смотрит на мир сквозь призму одной-единственной мысли, растворенной в сознании словно кристалл марганцовки в стакане воды: уж я-то точно знаю, как устроен мир, зачем все это нужно и кто тут самый правильный! Все остальные — толпа заблудших овец, бессмысленно и бесцельно толпящаяся у мясокомбината и слушающая бравурные марши, заглушающие звуки колбасного производства и вызывающая, в лучшем случае, жалость. Я говорю «в лучшем случае» потому что жалость подразумевает хотя бы какое-то соучастие через мгновенное отождествление. Обычно все гораздо фатальнее и проще: имеет место быть стандартный коктейль из презрения и гордости за себя, любимого.

Ботаны..Когда ваш покорный слуга еще грыз гранит науки в стенах средней школы, в нашем классе учился пацан по имени Борька а по местному — Хомяк. Хомяк был из той породы отличников у которых недостаточно альтруизма для того, чтобы дать вам списать но достаточно дипломатического такта чтобы не быть при этом битым. Его «коньком» была математика — в этой дисциплине ему не было равных в школе и ее окрестностях; все про это знали и превозносили Хомяка до небес. Когда преподаватели говорили «уникум» то речь могла идти только о Хомяке, это не обсуждалось как строки высеченные на соломоновых скрижалях. Начиная с пятого класса Хомяк занимал первые места на районных олимпиадах, причем на всех без исключения. Количество грамот на классном стенде множилось, учителя млели, директриса ходила в религиозном трансе.

Но, как известно, на каждый «Тигр» найдется свой фаустпатрон. На очередной олимпиаде — что то совершенно обыденное, вроде соревнования трех школ — Хомяк схватил «серебро». Первое место досталось мальчику на два года младше Хомяка, твердо вздрючившему последнего и по скорости и по рейтингу. После церемонии вручения наград Хомяк поймал «обидчика» у ворот школы и отметелил так, что Тайсон, взглянув на это, наверняка бы безропотно принял факт своей высокой гуманности. Когда Хомяка оттаскивали от шокированного победителя он орал: «Я т-т-ебе покажу, с-сукин кот, кто здесь самый умный!!»

…А теперь попробуйте ответить на один вопрос: если все мастера «духовного апгрейда», пускай даже сами того не желая, вставляют в мозги своей пастве своеобразную линзу, через которую все непричастные к «Великой Тайне, версия 2.0.1.1» воспринимаются как дерьмо по определению, а самих вариаций на тему «апгрейда» — тысячи тысяч, то что мы получаем в итоге? Не толпы ли заносчивых снобов, воспринимающих друг друга просто как другие сорта дерьма? И не пора ли добавить в наш и без того пухлый Уголовный Кодекс новую статью — «…За моральное изнасилование в особо извращенной форме совершенное с применением технических средств»?

Теперь, пожалуй, стоит прервать лукавые умствования и сделать несколько важных заявлений перед Комитетом Присяжных (сиречь, Тобой, дорогой Читатель), у которого, возможно, успело вызреть подозрение, что автор сей статьи напрочь отметает возможность такой штуки как духовное развитие. Разумеется, это далеко не так. Есть нюансы.

За всю свою бурную историю человечество родило две здравых мысли по поводу spiritual development, а именно:

Дети«Ничто так далеко не уводит от Истины, как ее поиск»

«Истина глаголит устами младенца»

Если бы вы знали, насколько мне, как психологу, приятнее работать с детьми! Через некоторое время на их фоне взрослые тети и дяди начинают восприниматься как моральные калеки. И в этом нет ничего удивительного. Развитие сознания, то что сейчас модно называть «духовным развитием» — процесс аналогичный взрослению. Но именно взросление — то самое игольное ушко, в котором застревают большинство верблюдов.

Чувства и эмоции детей просты и ясны. Они ничем не затенены и не имеют под собой тройного жестяного дна с секретным отделением для порнографии и героина — взрослые часто совершают огромную ошибку, когда пытаются приписать детям свои же пороки а потом удивляются откуда они там взялись. Если пятилетняя Лена разбила подарочную вазу за 400$ так это не потому что она тайно ненавидит тетку, которая подарила эту вазу маме и не потому что у Лены кривые руки. Ей было просто интересно что произойдет, если эта большая стеклянная штука грохнется о пол. Уцелеет или нет? И если нет, то громко ли бахнет?

Мы, взрослые, гордимся тем что мы — взрослые. Но это невероятная глупость. Шагая по проторенной такими же чудиками дорожке в будущее мы не замечаем, что мало того что не становимся лучше, но и утрачиваем самое главное — способность здраво и непредубежденно мыслить. То, что находится в нашей голове больше напоминает тарелку остывших слипшихся макарон, где чувство любви срослось с чувством вины, радость — с горечью ностальгии, гордость с параноидальным патриотизмом а желание помочь с комплексом неполноценности и страхом несоответствия стандартам общественного мнения. Мы даже зевнуть не можем предварительно не осмотревшись  — не смотрит ли кто? Мы улыбаемся по служебной необходимости, смеемся по зеленому свистку и целуемся по расписанию при этом всем параллельно искренне желая счастья для себя и самих же себя за это желание распиная по двести раз на дню и все это настолько перепуталось в нашем сознании что отделить грешное от праведного уже тяжелее чем раковые метастазы от здоровой плоти. А потом изменяем жене мучаясь в припадках совести, подсиживаем соседа по офису с чувством собственного достоинства и любим своих детей при помощи ремня. И ничего; это все, оказывается, потому что у нас такой богатый внутренний мир, хотя последний давно напоминает не Эдем а Хиросиму после ядерной бомбардировки.

Взрыв мозгаМы уже давно не взрослеем. Мы одеваем костюм-тройку, бабочку, кладем в карман паспорт и прыгаем в банку с формалином, выжигая из себя инфантильность каленым железом и вместе с ней — половину себя. Это процесс сходный с моральной лоботомией — да, лобные доли мозга можно превратить в фарш, вопрос лишь в том сделает ли это вас лучше?

«Оставь в себе сердце ребенка и иди в Завтра не желая стареть» — хорошо сказано. Но сможете ли?

«…Мастер Риндзай говорил: «Когда я ем, я только ем, а когда я сплю, я только сплю».

Кто-то возразил: «Но в этом нет ничего особенного, каждый это делает».

Риндзай засмеялся и ответил: «Если каждый делает это, значит каждый — Будда, тогда все — просветленные».

Лондон, «Alastair Little», время — Весна