Вконтакте

Прямая загрузка мимо мозга

«Нет мира кроме тех, к кому я привык

И с кем не надо нагружать язык,

А просто жить рядом и чувствовать,

Что жив..»

Я очень не люблю две вещи: некачественную заказную критику и сою «а-ля Джеймс Бонд».

Хорошая критика, пусть хоть тридцать раз заказная, больше похожа на клинический анализ от доктора Хауса: пациент жить будет долго, но плохо. Почки мы вылечим, но господин Джонни Доу все равно мудак. То есть, если отрешиться от мирского и грамотно читать между строк узнаешь много нового.

Критика же заказная и при этом плохая похожа на разрисовывание Моны Лизы аэрозольным баллончиком. И не то, чтобы я очень любил классическую живопись — за державу обидно. «Энгельс, конечно, мужчина импозантный, но — блин! — не кавайный не разу, а это грешно» — вот и вся критика. PR-технологии на грани фантастики.

СояСоя это вообще отдельная история. Я ее люблю; я просто замечательно отношусь к этому продукту. И мяса могу купить целый вагон — ан нет, часто тянет именно на эти серо-коричневые кусочки.

Но то, что я люблю сою ни в коем случае не значит, что я рассматриваю ее в том виде, в котором мне ее пытаются продать в магазине, а именно — в качестве заменителя мяса. Соевая отбивная — это маразм века и жуткий мезальянс между теленком и фасолью. Так что не надо, господа. Я же не предлагаю налоговой инспекции вяленую воблу вместо денег, мотивируя это тем что раньше-де так делали.

Сегодня речь пойдет о шашлыке, ресторанах и социальных сетях. Да-да, вот о этих вот самых «Вконтактах», «Фейсбуках» и всем таком. И внимательный читатель (а читатель нынче пошел внимательный) сам поймет, где именно тут связь и где зарыта собака по-корейски с чесноком (не ел).

И да будет мясо.

И да не будет заказной критики.

Общаясь с людьми по врачебному долгу и просто так я все больше и больше убеждаюсь — ни микропроцессоры, ни космические полеты, ни мобильная связь пополам с танками на воздушной подушке никак не коснулись тех тараканов, что наполняют человеческие головы. Сами тараканы отъелись, стали ленивей, капризней, культурно продвинутей, но, в целом, их маршруты ни капли не изменились. Чего хотели, того и хотим, чего боялись, того и боимся. Просто раньше наши мозги вспахивали вручную и дубиной, а теперь дистанционно и культиватором, но то, что там растет — все те же наивные желтые одуванчики.

Ничего не меняется.

ЖратваНеистребимы жадность, жалость, любовь, страх и любовь к критике. Последней же и аз воздам.

В письмах меня часто просят что-нибудь покритиковать. То гламур, который в наше время не пинает только ленивый (потому что гламурно), то религию (будто я пну ее лучше, чем она сама себя пинает последние лет 90), то наркоманов с геями, то еще кого-то.

Или, вот, социальные сети.

Во все времена в кругах интеллигенции было модно критиковать две вещи: власть и мещанство. Критиковали густо, наваристо, мощно и за дело. С хрустом сметали и ниспровергали, обличали и клеймили. Высокохудожественно и со знанием дела, как настоящие профи.

Однако вся прелесть ниспровергания и заклеймения разбивалась о тот факт, что мещанство наиболее яростно критиковали исключительно подросшие до снобов мещане, а власть — те, без кого она была сформирована. Поэтому любой диссидент всегда существовал как тип только до тех пор, пока у него не было денег.

Теперь блюстители духовно-культурной стерильности пинают соцсети. И это уже само по себе заставляет задуматься: а не способ ли это получить под свою ссылку «Пробудитесь, рабы Интернета!» побольше «лайков» или сотню-другую френдов под аватарку?

С няшным розовым зайцем из Китая.

..Символов-талисманов у нашего времени два — восточный базар и адронный коллайдер.

СтаканыНасчет восточного базара, думаю, объяснять не надо. Тут символика многогранна, как стакан и понятна как улыбка гаишника; достаточно просто вспомнить, что днем половина нашего Багдада продает все, что только можно продать второй половине, а ночью они меняются местами, завершая полный шаг поршня. Можно назвать нашу жизнь красиво — «компилированным хаосом», а можно честно — управляемым бардаком. Угол зрения слабо влияет на форму яйца, что бы там не врали производители плазменных телевизоров.

Коллайдер отражает совсем другую сторону нашей жизни — ускорение по замкнутому кругу. Наш ежедневный драйв.

..Из смертных грехов мои любимые — прелюбодеяние и чревоугодие. «Прелюбодеяние» — это не в смысле «с кем попало», а в смысле долго, сочно и качественно. Да достигнет небес косинус «фи». То же самое касается и чревоугодия — вкусно поесть есть блаженство, качественно — хороший тон по отношению к себе, вкусно и качественно — «я ем, следовательно, я существую».

Я люблю готовить и без лишней скромности замечу, делаю это хорошо. Но этот процесс подобен исповеди пополам с епитимьей — оно-то, может и полезно для души, но долго. Поэтому когда оная душа жаждет чего-нибудь эксклюзивного и вкусного, то остается один выход — ресторан. И приготовят и принесут.

Минусы процесса: необходимость держать вилку и нож так как это предписывается вековыми традициями и разбираться в гаджетах для вскрытия и поедания чего-нибудь невероятно пафосного, вроде устриц. В итоге чувствуешь себя старым, прожженным египетским спецом по бальзамированию, набивающим чучело из очередного фараона. На сам процесс наслаждения пищей уходит всего-то 30-40% от всего времени — остальное ритуалы. Инженера за такое КПД давно бы расстреляли.

Знаки..Потребляя такую штуку, как общение с другими людьми мы ведем себя в зависимости от ситуации, следуя четко установленным правилам и нормам. Единственное — эти нормы мы не выискивали в Интернете, вбивая в строку поиска «как жрать устрицы этими упоротыми крючочками», а получали в виде серии наставлений с самого детства. Началось это еще в те золотые времена, когда мать при помощи подзатыльника опускала в копилку нашего жизненного опыта еще одну неразменную монетку. Так мы узнали, что за столом нельзя чавкать и бросаться в тетю капустой, с незнакомыми, особенно с теми, перед которыми могучий папа становиться похож на забитую жизнью лабораторную мышь, разговаривать только на «вы» и шепотом, а Деду Морозу ни в коем случае нельзя говорить ничего вроде: «ладно, дядя Жора, кончай нудить и давай мой велосипед!»

Мир вокруг обвешан невидимыми дорожными знаками. И пусть мы их не видим, но в пространстве нашей монорельсовой психики они более чем реальны. На всех предметах, людях и даже ситуациях висят гирлянды разрешающе-запрещающе-предписывающих. Например, на бутылке клея: «Не пить!», «Мазать на бумагу не густо!», «Не наливать на стул географичке!», а на мобильном телефоне — «Не забывать заряжать аккумулятор!», «Обязательно проверять остаток на счете!», «Не бросать в тещу!»

Общение на работе, общение с девушками, общение с родителями — все имеет свою «ситуационную маркировку». Знаки эти висят не для красоты, а для тех же целей, что и дорожные «кирпичи» и «осторожные дети» — управление трафиком. В данном случае — информационным. У каждого есть своя очередь заговорить, есть темы, одобренные и резрешенные к обсуждению, есть слова-фетиши, после которых принято говорить «Вааааау!» и виртуальные козлы для битья, которых можно виртуально же ставить на место и получать психическую разрядку.

ресторанПоэтому мы обсуждаем погоду, валютные курсы, политику, солидно киваем головами в разговорах о французском синематографе и обличаем мировой сионизм вместо жены. Потому что жена может и ответить. И пофиг ей будет на всю «дорожную разметку».

Культурное общество сродни хорошему ресторану: все чинно, спокойно, предсказуемо и размеренно, но — скучно. Потому что думаешь не столько о устрицах, сколько о том как их есть, дабы не обидеть окружающих, прям как какой-то хирург-извращенец, который думает не о пациенте, а о том, как бы не заляпать его кровью свой халат с вырезом мысом и блестящие инструменты.

Кулинария слова по-английски.

Или, вот, фаст-фуд…

Минутку! Да, я — ел. И ем. И есть буду. Когда после ночного перелета и часовой поездки в такси в незнакомом городе наступает такой момент, что хочется поймать и слопать живого ежа, то меньше всего хочется сидеть в огромном зеркальном зале и разбираться в меню, где под метровыми названиями скрывается омлет с фрикадельками за 40 евро. Тогда ищешь «Макдональдс» или «Бистро», или эти замечательные американские забегаловки, похожие на трейлеры-переростки, где за три минуты тебе принесут килограмм неопознанного холестерина и томатный сок, добываемый из голубого порошка при помощи гидрирования.

И, знаете, своя романтика в этом тоже есть.

В чем прелесть социальных сетей? А ответьте-ка на такой вопрос: сколько времени вам нужно для того, чтобы познакомиться с девушкой или парнем, которые вам понравились? Ну, пусть будет с девушкой — мне так привычнее.

Прежде чем отвечать, давайте сразу зададим граничные условия. Речь идет не о той, которую вы уже больше месяца обволакиваете обожающем взглядом. Ту вы, наверняка, видите каждый день или, как минимум, очень часто. А тут речь идет не о сослуживце, не о подруге, не о соседке, а просто о девушке с книжкой в метро, которая вам вот так — бам! — и понравилась.

Ну как?

Социальные сетиВот так просто к незнакомому человеку на улице или в транспорте подойдет, разве что, один из десяти тысяч. Я, конечно, преувеличиваю. Один из миллиона — это намного ближе к истине. Ведь сразу выскакивает куча вопросов: что говорить, как представиться, с чего начать и, главное, — как мотивировать? И потом — до вашей остановки осталось десять минут, а она едет к маме и о романе на улице не думает вообще. Подойдите-ка к бухгалтеру в разгар подбивания месячной отчетности и начните заигрывать. Хотел бы я на это посмотреть!

Но, допустим, у вас получилось. Теперь надо как-то выяснять, что за человек перед вами…

Думаю, вы уже поняли, куда клонит Доктор. И в пику ему сразу заявите — конечно, «Вконтакте» достаточно нажать на кнопочку «Добавить в друзья». Но ведь узнаете вы о человеке только то, что есть у него на страничке в личных данных — вот и вся глубина познания.

Но дорогие мои — давайте будем говорить откровенно! Во-первых в жизни вам все равно больше не скажут. Скажут меньше и намного меньше, да и то, если изволят допустить хотя бы в «прихожую». Приукрасят? И так и так — по-любому. К тому же многое из того, что некоторые пользователи пишут в «Заметках» они не расскажут вам в жизни даже пребывая в крайней степени алкогольного опьянения, будучи при этом подключенными к капельнице с сывороткой правды. А в Сети — запросто. Запостил, слил, отдышался и нормальненько. Прочистка авгиевых конюшен сознания и радость для любителей копаться в чужих ящиках с нижним бельем — все счастливы, довольны и расслаблены. Симбиоз, понимаешь.

СетьСоцсети — это продукт ускорения. Только в социальном плане. Минута — познакомились, три минуты — подтвердили, что друзья, пять минут — слили фотографии, ссылки и френдов — точная копия «блютузирования» музыки и картинок с телефона на телефон, ставшее уже ритуалом позиционирования, вроде собачьего вынюхивания под хвостами.

Десять минут — просмотрели фотографии, перечитали раздел «Дневник».

Пятнадцать — отправили пару сообщений.

Двадцать — поздравили с бездником Друга №125 и Подругу №67.

Двадцать две — слили в общак сообщение «Я съел три яйца, картошку и котлету, бегу на пары».

Все — потребность с социальной активности удовлетворена.

За пару часов можно обслужить двести человек — и это гениально. Этот процесс напоминает перелет на «Конкорде»: трах-бах, два по сто, шампанское не допито, а мы уже пролетаем над Парижем и пробив грозовой фронт падаем в серую мглу. Время сжимает пружину и нервно курит в кабинке туалета.

В два часа я в Страсбурге, а в три — в Риме, в полпятого звоню из кабинки под Мулен-Руж, а в шесть, сотней километров южнее, сплю, проглотив таблетку барбитуры, чтобы проснутся до рассвета и сесть на лайнер до Москвы. На восемь завтрак, на девять консультация, на десять тридцать секс, на одиннадцать парикмахер.

Ночь городаМир становится меньше, людей вокруг — больше. Раньше можно было выбрать цель и идти к ней всю жизнь. Теперь таких целей у нас десять. И во все нужно попасть до обеда, чтобы забыть к ужину. Кто скажет, что это плохо? Я — не скажу.

«И какая б вдова ему молвила «Нет»?

Follow, follow, follow.

Социальные сети помогают ликвидировать проблему одиночества. Они и «Дневник Друзей» и тусовка и постоянное движение, и «Секс по «Скайпу» и косметика для души и «Фотошоп» для толстой морды. Они дарят активность и эта активность — настоящая. Радист, годами сидящий в маяке на краю скалы уже не одинок — у него есть частоты и собеседники на любой вкус и время суток. Стучите и откроют вам; входите, тут не заперто.

..Вы до сих пор ждете ответа на вопрос «Фаст-фуд или ресторан»? Готовка на кухне или пицца с доставкой на дом? Его не будет. Потому что ответа не может быть.

Но знаете что?

Нет ничего вкуснее, чем шашлык в глухом лесу на поляне и биточки, которые ты тащил из дому за триста кэмэ, разложенные на капоте. И костер. Костер — обязательно; в газенваген жидкий дым, твердый спирт и растворимый соус! И каша. Ненавижу, терпеть не могу каши всех видов и мастей, но на открытом огне и под русскую водку — это совсем другой продукт. Сыр — это просто сыр, плесень — это значит, что отсырел бетон за настенным ковром, но сыр плюс плесень — это уже «рокфор», а за «рокфор» я загоняю по прерии гепарда.

И для разговора «за жизнь» — три-четыре человека. Больше не надо. Не надо никакой социальной кулинарии — только те, с кем можно по-доброму матюгнуться, вспомнить что-нибудь — не важно, что, забить на политкорректность, рассказать сальный анекдот и не ждать своей очереди чтобы заговорить.

ЛесДело не в том, как приготовить отбивную и не в том, чтобы зафрендить сорок профессоров философии. Суть в том, как ты все это потребишь.

Для того, чтобы появились общие воспоминания нужно куда-то пойти и что-то вместе сделать. Не важно что — опоздать на метро, упасть в овраг, поохотиться на зайца, забросать помидорами Диму Билана, залезть на гору, напиться в дрова и танцевать в полночь на дамбе, переспать с лучшей подругой, а потом долго краснеть, полететь в Египет или покурить на лавочке. В Сети же не останется ничего, сколько бы мы не писали. И так мы пишем и пишем на песке в прибой, и бросаем камушки — у кого больше подскочит.

«Глаз глядит, а рука стирает,

Глаз глядит, а рука стирает,

Пока

Не сливаются глаз и рука»

Общение в «Контактах» и им подобных — это витамины против грусти и одиночества в таблетках. Но я предпочитаю витамины в апельсинах и таранке. Не потому, что классика — потому что вкусно.

И социальные сети тут абсолютно не при чем.