Психоаналитик

...Совета лучше для России нет, но выполнен давно, увы, совет

Мы склонны персонифицировать социальные группы точно так же, как и отдельных людей. Причем начинаем сразу же, как только людей становится больше одного. «Они — отличная, но взбалмошная пара» или «Какая же это отвратительная компания!» — понимаете, о чем речь?

У групп людей есть некие усредненные качества, в том числе и психологические: черты характера, увлечения, образ мыслей и даже психические отклонения (вспомните, хотя бы ЛДПР и Вольфовича). Что там — целые нации имеют свои усредненные характеристики! Немцы пунктуальны, французы сексуально озабочены, а шотландцы жлобы — это своеобразные «визитки», сами всплывающие в голове и, часто, не соответствующие истине.

Поэтому сегодня на психиатрической кушетке… Россия. А мой верный ассистент — великий аналитик «Google».

ГрузияДля начала неплохо было бы задать клиенту пару вопросов; выяснить, что его тревожит, волнует, вытащить на свет божий его скрытые и явные устремления. Но если вопросы, в нашем случае, по понятным причинам, задать проблематично, то выяснить, чем живет и дышит пациент можно элементарно — он сам расскажет  об этом.

Что ищут люди? Что их интересует? Что для них приоритетно в жизни? Ответить на эти вопросы легче легкого, если вспомнить, куда современный человек обращается, если любопытство (ну, или необходимость) прут через край, а специалиста или нужного справочника рядом, естественно, нет. Да и не нужны они. В эпоху глобальной интернет-«начиненки» альфой и омегой Истины в последней инстанции стала «Википедия», а справочным бюро на все случаи жизни — «Гугл».

..Вы любите американские кинокомедии, пересыщенные сортирным юмором? Я от них в восторге. Это гениальнейший продукт человеческой рыночной мысли. Многослойность влияния на сознание в них вообще вынесена за скобки контекста; проще говоря, настроение они поднимают вовсе не юмором, на фоне которого даже Петросян кажется эдаким «Гришковцом 2». Эффект катарсиса вызывает осознание беспробудной тупости происходящего на экране. Далее следует простая последовательность мыслей: я понимаю, что это — идиотизм; я понимаю, что я это понимаю; я смеюсь над тупостью предполагаемых миллионов, которые прутся от всего этого бреда; я понимаю, что я — на планку выше в духовном и интеллектуальном плане «всей этой биомассы». Ну, а заканчивается все, как обычно, всенародным обсуждением «Боже, на каких дебилов рассчитан этот «Самый Лучший Фильм» и аншлагами в кинотеатрах.

Справочная

Так вот, в какой-то американской комедии конца 80-х был эпизод, в котором с невероятной провидческой проницательностью описывалась главная функция современных поисковых интернет-систем. Это была стойка информатора в аэропорту, к которой выстроилась длинная очередь. «Когда отбывает рейс 23/10? — В 11.30. Следующий». «Есть ли места в бизнес-классе в трехчасовом на Денвер? — Есть. Следующий». «Моя жена изменяла мне c садовником? — Изменяла. Следующий». Мне имеет смысл симулировать оргазм? — Имеет. Следующий».

Так что откроем Главную Страницу «Гугла» и зададим ему несколько вечных вопросов. Итак, первый вопрос: КАК? Что выскакивает первой строкой (помните, это — миллионы и десятки миллионов запросов!):

Как жрать суши?

О да, вопрос — мать всех вопросов. Мы влились в ежовые объятия мировой культуры уже довольно давно, но эта страна все еще напоминает мне тракториста в гламурном ресторане. О нет — я не являюсь апологетом гламурных ресторанов! Тарелка жареной картошки с котлетой по-Киевски для меня всегда была и будет милей миски дифлопе из палаба с семечками кациуса (что такое этот чертов кациус я не знаю и по сей день). Вопрос в отношении к процессу. Как-то я был вынужден проводить важную деловую встречу в московском «едейном заведении», где в меню все наименования были напечатаны по французски, а цены указаны исключительно в европейских тугриках. Первым делом я попросил у официанта «цыпленок кукареку под майонезом среднежириус» и «графин водка а ля рюс».

Кацио

Нашли. И принесли. И добавили божественных соленых огурчиков из Малороссии.

..Неизвестно, когда мы перестанем потреблять одновременно с пищевыми продуктами не только калории, но и понты, но если этот момент настанет, то ответ на вопрос «как жрать суши» сам собой станет самоочевиден.

Ртом. Тщательно пережевывая.

Но продолжим. Введем в строку Гугла вопрос ЗАЧЕМ? И на выходе имеем:

Зачем делают обрезание?

Что бы там не говорили, все-таки двигатель прогресса не лень, а любопытство. Отсутствие последнего — патология, за которой следует апатия и белые тапки. Ребенок, разбирающий игрушки на запчасти, руководствуется тем же принципом, что и физик-ядерщик, ковыряющий атомное ядро. Впрочем, ребенок честнее — он, во-первых, не думает о перспективах получения Нобелевской Премии, а во-вторых идет ради эксперимента на бескорыстную жертву, так как прекрасно понимает, что в случае успешного исследования встреча с ремнем неизбежна, как восход солнца.

Лом

Но есть еще один вид любопытства, возникающий из сплава огромного энтузиазма и столь же огромной глупости. Умение нашего соотечественника направлять свою энергию в совершенно сумасшедшее русло давно стало притчей во языцех. За доказательствами не нужно долго ходить. Введите в том же «Гугле» вопрос ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ… Читаем: «Что будет, если в унитаз поезда на полном ходу бросить лом?»

В каждом из нас спит гений, и с каждым днем все крепче. В моем любимом Харькове 25-тилетний амбал, очевидно, фанат Николы Тесла, привязал к медной проволоке болт и забросил его на провода высоковольтной линии. От юного естествоиспытателя остались только оплавленные подошвы кроссовок. Убитый горем отец заказал надпись на памятнике: «Спи спокойно, отважный герой».

Наша способность сначала создавать себе трудности, а потом с кровью и нечеловеческими усилиями их преодолевать не знает себе равных. Нам необходимо действие, интрига, точка опоры; мы хотим поднимать землю рычагом размером с Останкинскую телебашню, но не в состоянии прибить к столу отваливающуюся ножку. Максимум — примотать скотчем. И это было бы смешно, если бы с железной математической закономерностью не распространялось на все прочие моменты нашей жизни. Нам неинтересно донести пустую бутылку из-под пива до ближайшей урны; мы хотим засунуть туда петарду и посмотреть, что произойдет, если бросить получившееся устройство в канализационный люк, причем тот факт, что люк закрыт и весит больше шестидесяти килограмм нас нимало не смущает. И выжимая на трассе под горку 150 километров в час из «Жигулей» восьмидесятого года выпуска воспринимаем знак «Внимание! Дорожные работы!» на одном уровне с пнем у обочины или тремя березами в зеркале заднего вида.

Идиот

Пациент инфантилен и, зачастую, истеричен, не обременяет себя сложными логическими построениями и редко отдает себе отсчет о последствиях своих поступков. Но, господа присяжные, я требую помилования. Потому что — пока! — пациент не может нести ответственность за свои деяния, поскольку не может быть признан адекватным и дееспособным. Лечить? Да. Но стандартные методы, так хорошо зарекомендовавшие себя в Европейском Виварии, здесь не подходят.

Но не стоит отчаиваться, так как в последнее время то тут то там видны признаки начинающейся ремиссии. Так что наша задача состоит из двух частей: выяснить, чем означенная ремиссия вызвана и попытаться создать условия для ее дальнейшего прогресса. Но — и это очень важно! — только условия. Никакой форсированной терапии!

Может ли у нас получится? Может. Ибо, как показывает практика, если пациент действительно хочет жить, то медицина бессильна.