Помощь психолога

...Иногда до решения - пара слов

 

И снова здравствуйте, дорогие мои гости, читатели и все остальные, коими дорожу ничуть не меньше. Вот и закончились новогодние праздники (с чем вам всех и поздравляю), а вместе с ними и самоорганизованные каникулы доктора Александрова. Что на практике означает трудовые будни, которые мы сегодня начнем с очередного выпуска «Кабинета». Сначала, ведь, как говорится, людЯм…

Сегодня у нас его величество Случай выбрал из стопки ваших заявок редкое в «Кабинете» мужское письмо. Пишет нам Виталий:

ИнфантПИСЬМО: «Здравствуйте, уважаемый Доктор! Может быть мое письмо покажется Вам немного необычным, потому что мою проблему сложно назвать проблемой. Я просто не понимаю что происходит. Но это касается самого важного для меня человека – моей жены, поэтому прошу Вас успокоить меня хотя бы объяснением.

Я никогда раньше не был на приеме у психолога, поэтому не знаю, откуда стоит начинать рассказ, поэтому если мое письмо покажется Вам слишком переполненным подробностями, то прошу меня извинить (прим. А. Александрова – хоспаде, да если бы каждый так усердствовал…).

С женой мы познакомились в институте на первом курсе и уже со второго курса, после года отношений, решили поселиться вместе. Денег у нас было не слишком много, я работал менеджером в автосалоне, но платили довольно мало, а жена бухгалтером в фирме мелкооптовой торговли. Родители помогали, чем могли, но больше всего, конечно, помогала ее мать. Через год и четыре месяца сыграли свадьбу и опять-таки почти полностью за деньги ее родителей. Я жутко комплексовал по этому поводу, но вскоре меня повысили в должности и денег у нас стало больше. Но теперь возникла другая проблема: если ее мать чего-то просила, то отказать ей было просто неудобно. Некоторое время мы жили практически по ее «указке», она решала, что делать при ссорах, как общаться с друзьями, даже какую мебель лучше купить. Но постепенно ей это надоело и все улеглось само собой.

Три года мы прожили довольно хорошо. Ссорились редко, денег хватало. Ездили «посмотреть мир», стали откладывать на свою квартиру. А потом жена все чаще стала приходить из гостей от тещи в подавленном настроении. Ингода плакала в ванной, а когда я спрашивал, в чем дело, отшучивалась, говорила что ерунда, просто волнуется за маму (у тещи проблемы с позвоночником). Все выяснилось только через полгода. Оказалось, ее мать постоянно прессует ее насчет детей, а она не хочет заводить ребенка.

Надо сказать, что я против детей ничего не имею, и к этому времени уже сам про них подумывал, но не так, чтобы «прямо сейчас». Я рассуждал так: не хочет, значит, не готова, не надо на человека давить. Мне и самому дети «не горели» — считаю, что всему свое время. Однако через некоторое время жена забеременела. Мне сказала, что по собственной воле – просто перестала принимать таблетки (презервативами мы с самого начала не пользовались совсем).

Сначала все было в порядке, жена вели себя нормально, даже иногда была в приподнятом настроении и шутила насчет своей беременности. Но чем ближе к родам, тем чаще она устраивала внезапные истерики и кричала, что не хочет ребенка, что откажется от него и тому подобное. Но какой, спрашивается, аборт на восьмом месяце, а если бы ее мать узнала, что жена отказалась от ребенка, то перестала бы с ней общаться на всю жизнь.

Роды прошли нормально. У нас родилась девочка, вполне здоровая, без «хроников» и отклонений. Сперва жена радовалась, но радости хватило дня на два. У нее началась депрессия, она избегала ребенка, как только могла. Я с ума сходил, не знал, что делать. Это был просто кошмар, который длился больше месяца. Жена только при матери делала вид, что довольна своим материнством, а когда теща уходила, все становилось еще хуже.

А потом (ко времени написания этого письма – три недели) произошло что-то странное. Жена постоянно сидела возле ребенка, укачивала его, кормила, чуть ли не пылинки сдувала, ночами не спала, просиживала возле детской кроватки, восхищалась постоянно. «Какая у нас красивая девочка» и все такое. Я сперва радовался, думал, что жену «попустило» и материнский инстинкт, наконец, заработал, но поведение жены стало очень странным. Она вела себя как человек «без мозга». В письме описать это очень трудно. Она как бы перестала быть тем человеком, каким была раньше (а она была очень рациональной и сдержанной) и стала похожа на глупых нянь, которых показывают в телепередачах. Постоянно сюсюкала, постоянно была в состоянии какой-то неестественной радости, перестала следить за своим внешним видом, говорить с ней о чем-то стало невозможно – только пеленки, подгузники, бутылочки. У меня возникает чувство, что разговоры о работе или просто «о личном» жена просто не слышит.

А совсем недавно произошел совсем непонятный (для меня) случай. Я остался сидеть с дочкой, а жена пошла к подруге отнести кое-какие документы. Подруга живет прямо через дорогу, идти туда минуты три и столько же назад. Буквально через пару минут жена вломилась в квартиру в слезах «на истерике» и сразу бросается к кроватке. Я спрашиваю – что случилось, что стряслось? Она говорит – стало страшно за дочку, подумала, как она там, и сразу назад.

Уважаемый Доктор! Пожалуйста, успокойте меня! Объясните, что происходит с женой и нормально ли это, а то мне уже кажется, что я сам начинаю тихонько «ехать крышей». Такое чувство, что жена «не здесь» или чего-то обкурилась (если честно, то очень похоже). Спасибо!»

ОТВЕТ: Ну, батенька, это просто классика. Прямо по дедушке Фрейду – реактивное образование в чистом виде – хоть диссертацию пиши. Объяснить тут достаточно просто: это один из защитных механизмов, которыми пользуется наша психика, дабы уйти из-под удара коцающих ее факторов. Если говорить просто и без зауми: если некая ситуация вызывает у вас состояние близкое к перегреву мозга, то ваши мозги могут исподволь поменять эмоциональный знак этой ситуации на противоположный. Например, если вас сутками напролет кормить овсянкой, которую вы ненавидите, то есть некоторый шанс, что психика не выдержит такого надругательства и вызовет «щелчок», в результате которого вы полюбите эту самую овсянку нежной и трепетной любовью. Помните, как в «Джентльменах Удачи» герой Савелия Крамарова каждый раз приходил в щенячий восторг при виде картошки (…о, картошечка!)? Вот как-то так и в жизни.

А вот успокаивать вас я не буду. Напротив, попробую напугать. Дело в том, что изначально присутствующий деструктивный фактор – ненависть к ребенку (а в этой ситуации мы, думаю, вправе говорить именно о ненависти) никуда не делся. Он просто «залег на дно» и теперь будет работать оттуда, причем работать на разрушение.

К чему это может привести? Да ни к чему хорошему. Не буду строить предположения, просто скажу, что вашей супруге необходима помощь специалиста. Ну, или, как минимум, консультация тет-а-тет. Письмом тут не отделаешься – необходим прямой спик с человеком. Поэтому давайте, Виталий, поступим так: в своем письме Вы указали свой адрес. Если Вы на авто, то до меня Вам полтора часа езды с учетом харьковских пробок. В период с 20-го по 26-е января сего года Ваш покорный слуга будет в городе и готов предложить свою помощь. Пишите мне на почтовый ящик блога; ответить постараюсь в течении 24-х часов.

В общем, так или иначе, жду продолжения нашего сотрудничества, поскольку есть проблемы, которые не решить советами в «Кабинете». Так что если Вы ищете помощь – их есть у меня)

С уважением, А. Александров.