Туризм

...Где эти русские ТАК устают, что потом ТАК отдыхают?

«Лето — пора отпусков». Фраза, заезженная, как прошлогодняя зимняя резина, но, тем не менее, правдивая. Отпуск мы берем летом. И сразу же начинаем решать вопрос глобального значения: Куда? Куда поехать, чтобы отдохнуть?

Направление мыслей правильное. Но подход к решению проблемы… Дамы и господа, об этом — отдельная статья. Которая — под катом.

Если бы кто-то вздумал написать книгу на тему «Характерные особенности унифицированного психотипа жителей территории бывшего СССР», то среди наших соотечественников первым делом была бы обнаружена и выделена удивительная особенность работы их мыслительного аппарата. Для того чтобы объяснить, что именно имеется в виду, вспомним царя Мидаса. Нет, не того, что правил во Фригии в VII веке, а того, который из книжки «Мифы и легенды Древней Греции».

Мидас

Есть очень красивая легенда, повествующая о том, что после некоторых событий Мидас обрел способность превращать в золото все к чему прикасался. Это, вопреки ожиданиям, принесло ему кучу неприятностей бытового и личного характера, в результате чего от «золотого касания» пришлось отказаться, но выражение «прикосновение Мидаса» известно до сих пор. Означает оно, понятное дело, способность некоторых людей многократно поднимать ценность таких вещей (корпораций, идей, акций, недвижимости), которые, казалось бы, были безнадежно нерентабельны.

Так вот, в проекции на наше многострадальное государство непризнанных гениев, легенда о «золотой ручке» кажется негативным отражением себя. Ибо подавляющее большинство наших соотечественников обладают почти мистической способностью превращать все, к чему прикасаются в… Нет, не в золото. А в коричневую массу рыхлой консистенции со специфическим амбре. Причем в местном фольклоре есть много подтверждений тому — к примеру, фраза «Нет такой чистой, светлой и прекрасной мысли которую русский человек не мог бы выразить в грязной матерной форме» вызывает вполне определенные коннотации.

Теперь давайте посмотрим, как это все относится к нашим отпускам и отдыху, как таковому.

турист

Как отдыхает средний житель Европы? Нет, автор не имеет в виду обладателя яхты для морских круизов и собственной вертолетной площадки. Возьмем в качестве примера обычного офисного пролетария, мечтающего в застенках мегаполиса о лазурных берегах далеких романтических островов с цивилизованными аборигенами-швейцарами и дрессированными акулами. Весь год такой европеец откладывает деньги под подушку и, наконец, когда наступает пора вожделенного отпуска, отправляется… куда? На Гавайи? Нет. В аэропорт? Опять не угадали.

Он идет прямиком в туристическое агентство, где выбирает точку земного шара, где хотел бы побывать. Его садят в самолет, привозят на место, кормят, поят, выгуливают по достопримечательностям, возят на сафари, устраивают фуршеты, после чего, довольного и сытого, отправляют обратным рейсом домой. В итоге наш турист имеет два гигабайта фотографий, четыре кило сувениров и море впечатлений. Приятных.

..Впервые мысль о том, что понятие о отдыхе у окружающих людей несколько извращено посетила меня в далекие годы беззаботного отрочества. Недалеко от моего родного города находилось небольшое озеро, бывшее, особенно летом, местом массового паломничества отдыхающе-загорающих толп. Ваш покорный слуга, прихватив с собой приятеля и двух подруг, решил отправится в вышеозначенные места на классический вид национально-выходного отдыха — шашлык.

Шашлык

О, нет, я ничего не имею против шашлыка! Упаси Боже! По сей день я не могу устоять перед этим необыкновенно вредным и необыкновенно вкусным атрибутом культмассовых мероприятий. Но когда рюкзак с со всеми необходимыми вещами (шашлык в маринаде, овощи, матрацы, овощи, складной мангал, шампура, пиво, гитара и проклятый волейбольный мяч) оказался на моих плечах, я вдруг впервые серьезно задумался о таких понятиях, как КПД и рентабельность. Одного взгляда на лицо приятеля, также не избежавшего «рюкзачной» участи было достаточно, чтобы понять, что того также терзают смутные сомнения.

Водительскими правами на ту пору никто из нас не располагал, а единственный автобус, курсирующий между городом и треклятым водоемом хотя и проезжал всего в двух кварталах от нашего дома, появлялся на остановке один раз в тридцать минут. Уже сам факт того, что мы втиснулись в его недра, где, как казалось, по законам логики, физики и пространственной геометрии никоим образом уже не может разместиться даже пекинес заставил меня поверить в возможность пространственно-временных искривлений.

Автобус

Автобус добирался до места полтора часа. Температура внутри перевалила за сорок. Болтаясь где-то в районе потолка я с каждой минутой все больше проникался сочувствием к жертвам нацистских газовых камер и черной ненавистью к отечественному автопрому, окружающим меня людям и любым видам туризма вообще. И вот тогда мой сосед — мужчина лет тридцати, в очередной раз получивший по голове моим рюкзаком выдал тираду, которую я в подробностях запомнил на всю жизнь: «Черт, да что же мы делаем?! Тащим на себе десятки килограмм, падаем с ног и жаримся в этой душегубке для того, чтобы два часа раскладываться, разводить костер, вытирать детям сопли, отгонять мух от жены, а потом десять минут поплавать в грязной, вонючей луже возле кирпичного завода!»

Активный отдых — это хорошо. Это прекрасно, равно как и туризм во всех его видах. Я, например, обожаю горный туризм. Но то, как подходят к проблеме внедрения активного отдыха мои соотечественники не может не вызвать содрогания.Сорокалетний бухгалтер, весь год просидевший за столом, причем сидевший, страшась геморроя, на подушечке с вышивкой, тот самый человек, для которого поездка на метро за новой микроволновой печью была самым дальним походом за 10 месяцев — этот человек вешает на себя сорокакилограммовый рюкзак и в плацкартном вагоне отправляется на моря. Или, еще лучше, в горы. Пещеры посмотреть.

Туризм горный

Удар, который при этом принимает на себя организм, особенно сердечно-сосудистая система, не привыкшая к таким надругательствам, а также последствия этого удара мало кто не испытывал на себе. Мы планируем свой отдых так, чтобы после приезда домой у нас осталась хотя бы неделя отпуска в запасе. Зачем? Как зачем?! Отдохнуть!

Звоню подруге: «Приезжай, прокатимся за город». В трубке: «Я бы с огромным удовольствием, но — никак. Вчера только с моря приехали, грязные, уставшие, ноги болят, плечи болят, голова болит. Надо отдохнуть».

Понял, дорогой читатель?

Мы запустили человека в космос, создали водородную бомбу и построили танк «Т-34». Я уважаю своих соотечественников — далеко не всех, но тех, что да — тех за многое. Но «родить» концепцию отдыха, после которого нужно не то, что снова отдыхать, а в буквальном смысле, приходить в себя — такое могли только мы.

Туризм лес

Заметьте — воспоминания о всякого рода неприятностях, случившихся в дороге, трудностях пути, неудобствах палаточных ночевок и тому подобные ужасы становятся забавными воспоминаниями только после того, как вы возвращаетесь в город. Из чего состоит рассказ о среднестатистическом морском отдыхе? «А помнишь, как нас прогнали из кемпинга сколопендры? Ха-ха-ха! А помнишь, как я тебя чуть не убила, потому что ты завел нас непонятно куда и мы ночевали в лесу? Бугага!»

Считается, что отдых должен приносить пользу. Но иногда мы забываем, что помимо пользы он должен приносить удовольствие. И если вы тратите единственный месяц в году, когда цепкие когти работы отпускают вас на то, чтобы изнывая от жары и тяжести поклажи мутным взглядом рассматривать красоты, заслуживающие кисти художника или отправляетесь прямиком в летний домик за городом, где самозабвенно начинаете перекрывать прохудившуюся крышу или восстанавливать забор, то это — ненормально. Абсолютно.

Экстрим, скажите вы? Нет, это называется по-другому. Как? А вот этот вопрос я бы хотел задать Вам, дорогие мои.

Ответьте, если сможете…